March 8th, 2015

I is

Красная весна



Сразу скажу, что я не проводил вдумчивого исследования, не врубал сложные поисковые машины, с тем, чтобы они мне посчитали статистику, центры распространения и какие-то особенности затухания термина "Красная весна".

Я буду говорить о своем личном ощущении от чтения всевозможных рассуждений в сети. Разумеется, ЖЖ в первую очередь и прочие всякие лицокниги по ситуации, там где натыкался на ссылки.

Год тому назад, сразу после "успеха" майдана (дико звучит, примерно как успех самоубийцы) я увидел, как происходящее на востоке Украины обрело особое имя: "Красная весна". Причем, это словосочетание употреблялось в основном людьми, испытывающими симпатию к нашему советскому прошлому и, это важно, в той или иной форме выражавшими надежды на возобновление коммунистического строительства.

Вспоминаются мне обсуждения годичной давности где-то в комментариях, о том, как сильны просоветские настроения ополченцев. Помню, кто-то писал, что первый вопрос ополченца к пленному военнослужащему Украинской армии, выкрикнутный на эмоциях, в запале, звучал так: "Ты против СССР сюда воевать пришел?". Радовался я тогда, разумеется, как ребенок.

Со временем оказалось, что самый главный спаситель Новороссии и главная причина всех побед ополчения, последняя надежда, некий грустный мужчина, придерживается крайне резкой антисоветской позиции. Очень он православен, бел и честь имеет. А еще сильно и страшно страдает от неисчислимых бед, которые постигли Россию после того, как коммунисты возвысили Хама. Наверное из неимоверного уважения к нему и его заслугам, многие прокоммунистические высказыватели сети с Красной весной завязали. Вот, отошел термин в тень.

Весна стала русской.

Collapse )